недвижимостьЦИАН - база объявлений о продаже и аренде недвижимостиhttps://www.cian.ru/help/about/rules-legal/статьи

Московская акватория открыта не для всех

1 924
Московская акватория открыта не для всех
С помощью водных такси можно было бы наладить связь центра Москвы с новыми районами. На берегах Москвы-реки можно было бы разместить гостиницы, рестораны, развлекательные центры и даже плавучие дома на понтонной платформе. Но противников таких преобразований всегда оказывается больше, чем сторонников.

Идея пустить по Москве-реке, а также Яузе, Сетуни, Сходне, Химке и другим притокам быстроходные катера, чтобы разгрузить автодороги, приходит столичным градоначальникам с определенной периодичностью. С помощью водных такси можно было бы наладить связь центра города с новыми районами.

Паромное сообщение между берегами в разы ускорило бы перемещение пассажиров. Используя реку не только в прогулочных, но и в бизнес-целях, можно превратить ее в сезонную (с мая по октябрь) транспортную артерию, как во многих городах мира. А еще на берегах Москвы-реки можно было бы разместить гостиницы, рестораны, развлекательные центры и даже – плавучие дома на понтонной платформе, набирающие сегодня популярность за рубежом. Но в РФ противников таких преобразований всегда оказывается больше, чем сторонников.

Оттепель была недолгой

С «лихих» 90-х годов вплоть до 2013 года проекты бизнес-освоения речной акватории Москвы активно набирали обороты. По берегам в живописных местах появлялись плавучие пристани – дебаркадеры, на которых открывались самые разные заведения: рестораны, спортивные и развлекательные клубы, караоке-бары, отели и даже школы. Акватория Москвы-реки находится в федеральном, а не в городском подчинении, поэтому стоимость аренды воды всегда была ниже стоимости аренды земли. К дебаркадерам подводили электричество и другие коммуникации, деревянные пристани принимали посетителей круглый год, благодаря стационарному отоплению. 20 лет удалось прожить у Крымской набережной хипстерскому теплоходу «Валерий Брюсов», который не раз подвергался реконструкции, функционируя в разные годы как ресторан, гостиница, казино и даже – арт-пространство с магазинами, мастер-классами и лекционными залами.  

В те же годы состоятельные москвичи приобретали катера, скутеры, моторные лодки, гидроциклы и даже яхты для того, чтобы плавать по реке. Но «ветер свободы» быстро утих благодаря бюрократическим контрмерам. Оказалось, что для организации движения (и стояния) на реках столицы требуется специальная инфраструктура: нужно построить систему причалов, ремонтных доков и зимних стоянок, расширить штат регулировщиков (водное ГАИ), увеличить команду спасателей, организовать работу экспертов, следящих за состоянием водных объектов. Запретить же что-либо в России всегда было проще, чем развивать.

Диагноз от чиновников: сложно, не эстетично, не экологично

Активная борьба с водяными объектами началась в 2013 году. Приказ о ликвидации 21 плавучего сооружения по берегам Москвы-реки в пределах города подписал заммэра Москвы по транспорту Максим Ликсутов. Претензии к владельцам были следующие:

– многие сооружения не соответствовали требованиям пожарной и инженерной безопасности;

– не имели биотуалетов и, следовательно, загрязняли воду отходами человеческой жизнедеятельности;

– создавали помеху движению скоростного автотранспорта (проезжая мимо дебаркадеров, катера и ракеты вынуждены были притормаживать, чтобы не поднимать волну);

– владельцы пристаней нарушали звуковой режим (включали громкую музыку), чем беспокоили жителей соседствующих микрорайонов;

– наконец, дебаркадеры якобы «не вписались в эстетику городской среды».

Первой освободили от плавучих платформ Фрунзенскую набережную, затем – Котельническую, Гурьяновскую, Пушкинскую, Космодамианскую, Хамовническую и, к 2014 году, прочие причальные территории, хотя многие дебаркадеры числились в государственном судовом реестре и у владельцев имелись все необходимые разрешения.

В ноябре 2014 года главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов предложил владельцам демонтированных дебаркадеров расположить свои плавучие дома в Братеево и Марьино, но идея не встретила одобрения. Уцелевшие дебаркадеры стали поджигать неизвестные личности по ночам, а днем – посещать с проверками СЭС и пожарные. Наконец Департамент транспорта Москвы вынес решение о том, что плавучие пристани не являются судами, а значит, должны покинуть столичную акваторию. Правительство Москвы еще в сентябре 2013 года издало документ № 641-ПП «Об утверждении Положения об организации работы по освобождению водных объектов, расположенных на территории города Москвы, от объектов, не зарегистрированных в качестве судна». Владельцы оставшихся дебаркадеров вывели их из черты города самостоятельно. К лету 2015 года набережные реки Москвы в пределах города были полностью избавлены от мобильных пристаней силами специально созданной для этого организации – ГКУ «Организатор перевозок».

Действие лицензий и договоров пользования водными объектами, выданных до введения в действие Водного кодекса РФ в новой редакции, с 1 января 2015 года было прекращено.

Так фактически произошла «зачистка» акватории, как впоследствии случилось и со сносом ларьков, неожиданно объявленных «самостроем» вне закона.

Плавать можно, приставать – нельзяС владением мобильными плавсредствами в Москве теперь имеются большие трудности. Если во многих европейских городах, стоящих на воде, владельцы могут на законных основаниях круглодично жить в своих яхтах, на катерах и в плавучих понтонных домах, платя городу налог, то в Москве такая роскошь недоступна даже очень состоятельным горожанам. Сегодня в частной собственности москвичей находится около 35 тысяч частных лодок и яхт. Порядок владения плавсредствами регламентирует Государственная инспекция маломерных судов: ГИМС ГУ ЧС по г. Москве.

В этой же организации судовладельцы регистрируют свои лодки и моторы, проходят техосмотр и проверку, доказывающую, что судно не находится в угоне.

Владелец также сдает госэкзамен в ГИМС на право владения плавающим средством передвижения и должен получить удостоверение водителя-судомеханика.

На участке между 9 и 10 шлюзами (между Строгино и Коломенским) на маломерных судах могут плавать только спасатели и сотрудники спецслужб. А в остальных местах плавать можно на любых «маломерках», кроме гидроциклов, но… нельзя приставать к берегу! За причаливание к суше в пределах города – штраф от 500 рублей и выше. Дело в том, что баз-стоянок для маломерных судов в черте Москвы нет, они все расположены в Подмосковье. Все столичные пристани рассчитаны только на прогулочные теплоходы.

Столичный департамент может выдавать специальные разрешения на парковку судов в пределах города в дни проведения яхтенных фестивалей или праздников на воде. Суда с большим водоизмещением, не подходящие под описания маломерных, контролирует уже государственная судоходная речная инспекция.
В итоге сегодня столичный речной транспорт представлен лишь теплоходами эконом-класса «Московского речного пароходства» и яхтами флотилии Radisson Royal Moscow.

Расписали планы «вилами по воде»

После выдворения из столичной акватории «старых» дебаркадеров столичные власти неоднократно заявляли о новых планах по освоению водной глади.

В преддверии чемпионата мира по футболу-2018 Сергей Собянин предложил построить на воде отели для гостей столицы, в связи с чем в июле 2011 года председатель компании «Москомстройинвест» Константин Тимофеев заявил на пресс-конференции, что в Москве будет построено около 50 плавучих гостиниц на базе старых барж и пароходов. Планировалось также построить несколько стояночных причалов, чтобы подвозить спортсменов и болельщиков к спортивным объектам в обход уличных пробок. Еще мэрия столицы заявляла о проекте по строительству плавучих паркингов в разных районах города, но Департаменту природопользования удалось отклонить эту идею в связи с угрозой загрязнения реки и прибрежного ландшафта. И все же, несмотря на протесты экологов, 

НИиПИ Генплана Москвы разработал схему размещения плавучих парковок, которые решено было установить возле станций «Парк культуры», «Киевская» и «Таганская».

В 2014 году планы властей в очередной раз поменялись: чиновники из Департамента градостроительной политики отказались от строительства плавучих гостиниц и от создания парковок на воде.

Одновременно с этим событием был объявлен конкурс на разработку проекта развития столичных набережных до 2035 года с призовым фондом в 30 миллионов рублей. Особое внимание требовалось уделить территориям завода «ЗиЛ», Тушинского аэродрома, Южного порта, Нагатинского парка и набережной за «Москва-Сити». Конкурс прошел, призы были вручены победителям, но до реализации их масштабных идей дело пока не дошло.

Между делом Министерство обороны РФ, расположенное на Фрунзенской набережной, собиралось создать рядом со своим зданием понтонную  вертолетную площадку.

Даже в госпрограмме «Жилище» на 2012-2016 годы фигурировали плавучие отели. В частности, были разработаны технические условия для подключения к городским сетям 200 гостиниц на базе плавсредств, каждая вместимостью до 50 номеров. А к 2025 году даже планировалось построить на берегу реки Москвы отели на 1400 мест. Но и этим планам не суждено было осуществиться.

Как показала история последних лет, правила столичных властей постоянно меняются, и потому бизнес-инвесторы несут убытки, все с меньшим доверием встречая новые инициативы мэрии. А новый закон о фактической отмене частной собственности (изъятии земельных участков публично-правовыми образованиями для своих или общественных нужд) и вовсе ставит под сомнение возможность развития новых гостиничных и развлекательных форматов в столице – как на воде, так и на суше.

Комментарии 0
Сейчас обсуждают
редакцияeditorial@cian.ru